Я умею читать и заглядываю в паспорт. Глупо говорить, что тебе 20. Те люди, которые в 42 ощущают себя на 20, – идиоты.
Разумное по определению не может быть добрым, а доброе – вечным. Если ты разумен, ты не можешь быть добрым. Так что я сею неразумное, недоброе и невечное.
Мы жили в те времена, когда нефть стоила 6 долларов, и от этого солнце не переставало светить. Влюбленные не переставали любить друг друга, разведенные – не переставали ругаться. Кризис – не остановка жизни.
Можно смотреть все что угодно и не зависеть от дат и чисел, благо есть Интернет. Потом я, как человек уже возрастной, стараюсь учиться на чужих ошибках. Зачем первому идти в кинотеатр? Если что-то стоящее, до меня докатится. А ерунду пусть дети смотрят. Они для этого и создаются – чтобы на них пробовать всю ерунду. Серьезных, больших, сдвигающих культурные пласты фильмов мало выходит. Таких, как «Криминальное чтиво», «Прирожденные убийцы»…
Умная женщина понимает, что она глупа, в определённый момент она знает, что лучше помолчать. А не умная женщина, она думает, что она умная, всегда. А мужчины вообще дураки.
Я себя называю раздолбаем, потому что я не воспринимаю свой труд как работу. Я не тружусь, а занимаюсь тем, что мне интересно. У меня нет дня выдачи зарплаты, нет отпуска. У меня много чего нет, что сопровождает жизнь человека работающего. Я года с 99-го не работаю. По началу было как-то не по себе, потому что нет никаких социальных гарантий. А человеку же нужна какая-то определённость. Для меня это было очень серьёзным решением — больше никогда не работать.
Я боюсь, что со времен Ивана Грозного перемен в России так и не случилось. Движуха временами есть, перемен — нет. Я понимаю, что сознание людей вообще не меняется веками. Достаточно прокатиться в метро, чтобы это понять. Тот же отечественный рок-н-ролл в 1980-е все равно возник от комсомольского коллективного задора, и даже до сих пор он мало чем отличается от комсомола. Это не Вудсток, нет. У нас такого никогда не было и не будет.
Всегда стоит надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Плохих времен на моей памяти не было. И хороших не было. Бывает недостойное собственное поведение. А времена всегда одинаково фиговые. Хорошие времена вообще к настоящему никакого отношения не имеют. Они либо в прошлом, либо в будущем. В представлениях человечества существует аксиома, что золотой век был в прошлом и будет в будущем. А в настоящем — фигня.
Мне нравится русский язык уже потому, что я на нем говорю, я на нем думаю, я принадлежу этой культуре. Но мне не нравятся засраные улицы, быдло на них и менты, которые сейчас вообще непонятно что творят. Мне не нравится многое в этой стране, потому что я истинный патриот. Те, которым нравится все в этой стране, наверное, шпионы немецкие.
В России недовольны всем. Всем, кроме себя. Всех почему-то устраивают они сами, а внешняя среда – нет. Нужно подходить к этому вопросу иначе и начинать, конечно же, с себя.
Мужики избаловались. Се ля ви. Нет уже такой конкуренции. Даже драки в кабаках происходят не из-за женщин, а из-за самоутверждения. Если в семидесятые это происходило из-за дамы сердца, то сейчас мотивы другие — не так посмотрел, ах ты сука! Как-то так. Из-за телок драться глупо. Их слишком много.
Главное правило жизни — признавать свои ошибки. Не сторониться, не пытаться забыться, не сваливать на обстоятельства. И уметь извиняться и прощать.
Проблема выбора меня не тяготит. Проблема выбора тяготит современное общество. Жизнь — это узкий проход, по которому ты двигаешься. Главное — плечи не ободрать. Выбор здесь иллюзорный. И представление, что человек что-то выбирает, навязано современным обществом. Это маркетинговая фигня: выбирай между пепси и колой. Кьеркегор сказал правильную мысль: «Выбери выбор». Современное общество, к сожалению, занимается подсчетом голосов. Власть большинства — совершенно идиотское понятие. Если бы теорию Эйнштейна выставили на голосование и спросили, прав ли он, большинство бы
сказали: «идиот ваш Эйнштейн». Это не значит, что он не прав. Это значит, что большинство — идиоты. И это нужно понимать. Противостояние на улице: одни за красных, другие за синих. И до того момента, пока ты ни за тех, ни за других, ты выбираешь выбор. Как только ты стал за синих, твой выбор кончился. Оставаться нейтральным — это лучше всего. Особенно когда тебе что-то навязывают. Выбирай, выбирай, выбирай, за что ты: за Prada или за Louis Vuitton? Выбирай, быстрее, сегодня скидки!

comments powered by HyperComments