Москва разбила Гитлера, Наполеона, и моё запястье.
Вместо ванной у нас был большой жестяной тазик, в котором по выходным мылись все по очереди — сначала я, потом мама, потом папа, а потом пёс. Поэтому пёс всё время бегал грязным и вонючим.
Однажды я выехал на свой первый труп. Труп был весьма дохлым — надо было, вероятно, пройти курс специальных тренировок, чтобы выглядеть более мёртвым, чем тот труп. Он провалялся несколько дней в колодце на свиноферме, и когда полицейские вытащили его, я узнал три вещи. Во-первых, всё это гораздо интереснее двух географий, на которых я должен был по идее присутствовать в школе. Во-вторых, мёртвое тело, поплавав в колодце, может принимать самые разные цвета и оттенки. И, наконец, в третьих: тебя может тошнить даже тогда, когда казалось бы уже нечем.
Моё впечатление от Амстердама — это велосипедисты, которые ездят чёрт пойми как и в приступе ярости целятся прямо в пешеходов, при этом оглушительно гудя клаксономи…
Только сами люди могут построить себе лучший мир. Иначе получается клетка.
В общем, у нас большой опыт отсутствия опыта.
В Хаосе время от времени встречаются по-настоящему классные узоры, которые здорово смотрятся
на футболках!
Твой статус определяет сила твоих врагов.
«Кто же асмелится выступить против Зла, тваримого ва имя Мира и Щастья?»
По идее, любой брак можно сделать счастливым – отруби молодоженам головы, как только они на венчании скажут «да», и всего делов.
Я вот думаю, правильно ли мы поступили? Насколько мне известно, вместо нас это должен был сделать какой-нибудь прекрасный принц.
И что толку? По-твоему, если кто продерется через эти дурацкие кусты, так из него уже и муж хороший выйдет?
Кто-то начал предложение с «будь добра»? Это равносильно тому, как если бы кто-нибудь ударил кого-нибудь по лицу перчаткой, а затем швырнул ее на пол. Когда в ход идут фразы вроде «будь добра», обратной дороги уже нет».
Когда человек просит повторить фразу, которую и так прекрасно расслышал, но которой до крайности взбешен, это означает, что войска начали приходить в боевую готовность.
Ненависть — это любовь, повернувшаяся спиной.
Не всякое имя клеится к человеку. Имя должно быть таким, чтобы в нем было удобно мыть полы.
Грех – это когда относишься к людям как к вещам.
То, что нас не убивает, делает нас сильнее! А то, что убивает – делает нас мертвыми!

comments powered by HyperComments