Казань – один из красивейших городов на Волге с драматичной и одновременно романтичной историей. Но, как в любом уездном городе, здесь процветали не только интеллектуальная элита и просвещенное дворянство, но и обитатели трущоб, преступные элементы и особы легкого поведения. Центром этой скрытой от посторонних глаз жизни была Марусовка – целый микрорайон из доходных домов, построенных мещанином, бывшим сапожни-
ком Луппом Спиридоновичем Марусовым.
В течение 40 лет Лупп Спиридонович построил вдоль Рыбнорядской улицы на склонах оврага три десятка каменных и деревянных доходных домов. Квартиры в Марусовке облюбовали студенты университета из-за дешевизны
и близости. Можно было зайти в подъезд дома на Рыбнорядской, подняться на четвёртый этаж и выйти на Университетскую улицу. С одной стороны дом был четырехэтажный, а с другой – одноэтажный. Таков был перепад высот.
Всего к 1882 году, последнему году жизни Марусова, было воздвигнуто более 30 различных строений, где размещалось около двух тысяч квартир, в которых в разные периоды жило несколько тысяч человек. Луппу Спиридоновичу Марусовка приносила неплохой доход. Занимаясь новым строительством, он обращал мало внимания на ремонт существующих домов, с годами превращавшихся в трущобы. Горький застал как раз этот период. Он называл эти места «странной веселой трущобой». В повестях «Мои университеты» и «На дне» Горький описал разномастную публику, заселявшую дома Марусовки. Здесь же родился великий русский оперный певец Федор Шаляпин. Прошли десятилетия, и перед революцией население Марусовки, состоявшее прежде преимущественно из студентов, бедных
мещан и ремесленников, изменилось. В годы гражданской войны улица превратилась в «сплошной притон», как заметил в свое время изучавший ее историю Сергей Арбатов. Уголовный мир занял развалины Марусовки, именно
сюда приводили агентов уголовного розыска следы многих преступлений.
Казанский горкомхоз, не зная, как приступить к хозяйственной эксплуатации Марусовки, в 1923 году сдал ее в аренду некоему Нигматуллину. Прочно связанный с уголовным миром, тот владел Марусовкой больше года, строения разрушались, многие квартиры стали совсем необитаемыми. Жители улицы видели все это и поздними вечерами опасались выходить из дома. В 1925 году жители Марусовки организовали ЖАКТ (жилищное арендно-кооперативное товарищество). Вскоре, в 1927 году, было организовано также строительное товарищество — и началось восстановление разрушенных
квартир. Легко написать эти строчки, на самом же деле все обстояло довольно драматично. Дерзкая мысль об объединении жильцов в ЖАКТ принадлежала
простому рабочему Якову Борисовичу Менделю. Он вступил в борьбу с уголовниками. Лишь случайно булыжник Нигматуллина не размозжил череп Менделя, а нож бандита Шакирова миновал Якова Борисовича. Самая большая трудность состояла в том, что многие самогонщики, проститутки и торговцы краденым официально числились безработными, и по этой причине выселить их было делом очень трудным. Товарищество проявило чудеса гибкости: оно само подыскивало для этих людей комнаты. Широко практиковался обмен квартирами. Именно это товарищество, официально именовавшееся «Стройтовариществом им. 10-й годовщины Октября» и насчитывавшее 75 членов, стало заказчиком строительства нового трехэтажного дома, и поныне стоящего на улице Пушкина. Упоминавшийся выше Сергей Арбатов писал: «Когда осуществится этот проект, лишь мраморная доска с именем М.Горького будет напоминать о том, что здесь была когда-то расположена «странная и веселая трущоба» – Марусовка.

comments powered by HyperComments