Александра, когда и почему банк потерял платежеспособность?

Это не произошло одномоментно. Если говорить проще, то утрата платежеспособности произошла в связи с тем, что ТФБ выдавал кредиты, которые ему потом не возвращались. Такой кризис назревал давно, около года или двух лет.

ПАО «Татфондбанк» подвергся инсайдерской утечке информации, в результате которой вкладчики начали выводить активы из банка. Таким образом банк потерял около 5-6 млрд. р. Могли ли эти средства удержать банк на плаву?

Конечно, нет. Мы можем оперировать только общедоступными данными. Например, до момента отзыва лицензии управляющий временной администрацией сделал отчет. Этот отчёт был в открытом доступе в интернете. Потом он пропал, но я успела сохранить его для себя. В нем сказано, что, в принципе, в банке все нормально, кризис неплатежеспособности можно
подтвердить тем, что вкладчики ринулись в банк и стали вытаскивать свои деньги. Это произошло примерно 27 марта, в то же время в «Коммерсанте» написали, что санация банка будет.

Якобы ГК «ТАИФ» выступит санатором. Третьего марта лицензию резко отзывают, дело поступает в арбитражный суд. 11 апреля проходит заседание арбитражного суда, на котором та же временная администрация говорит, что руководство банка переоценило активы банка: по данным банка, это 178 млрд руб., а по данным АСВ, всего 70 млрд. И в связи с тем, что были
выданы кредиты с ненадлежащим обеспечением или отсутствием обеспечения вообще, а оплата по этим кредитам не осуществлялась, банк и рухнул. Две недели руководство банка молчало и продолжало принимать платежные поручения.

Но ведь раньше банк проходил проверку, почему не были выявлены проблемы?

А это большой вопрос к ЦБ РФ. Центробанк говорит, что руководство ТФБ подделывало отчетность, и оно несет ответственность за надлежащие или ненадлежащие цифры. Я не думаю, что в ЦБ РФ работают наивные люди. Они должны были понимать,
что любые документы можно подделать. И потом, сотрудники из ЦБ присутствуют в банке постоянно, они работают в штате. В банке существует служба безопасности, которая должна проверять любой кредит «от» и «до». Вины 50/50 – половина на ЦБ, половина на руководстве банка.

Вы являетесь одним из членов инициативной группы помощи пострадавшим вкладчикам ПАО «Татфондбанк» и «Интехбанка». Расскажите, чем занимается союз пострадавших сейчас.

Сложно сейчас оценивать результаты. Надежды нет, она еще теплилась, когда мы ждали санацию банка. Но все равно что-то нужно продолжать делать. Если народ шевелиться, то результат будет, однозначно. Наши планы действий на сегодняшний момент, если уж мы вошли в процедуру банкротства, это собрать пул кредиторов и войти в конкурсный комитет. Сейчас это наша первейшая задача. Если РТ и прежде всего АСВ действительно хотят, чтобы процедура банкротства прошла прозрачно, они просто обязаны допустить нас к документам банка. Если нас не допустят, это будет еще одним препятствием, которое ставится на пути вкладчиков для того, чтобы минимизировать выплаты.

19 апреля я была в Москве и принимала участие в двух заседаниях арбитражного суда по делу «Пробизнесбанка» и АСВ. «Пробизнесбанк» подал иск о законности действий АСВ и ЦБ и победил в этом деле! Суд обязал АСВ выдать им документы, которые раньше они не выдавали под предлогом банковской тайны. Сама же процедура суда долго оттягивалась. Но они
победили – это прецедент, о котором не кричат на каждом углу, потому что боятся. Успеха они добились при помощи Уполномоченного по делам предпринимателей при президенте РФ Бориса Юрьевича Титова, который оказывал юридическую помощь вкладчикам. Мы тоже заручились его поддержкой и заполнили необходимые документы. Я думаю, так дело пойдет быстрее.

Какие есть шансы на успех? И есть ли они вообще?

Шансы, безусловно, есть. И знаете, очень даже неплохие, потому что это банк с госучастием. Надо понимать, что чем больше вкладчики будут шуметь, ходить на митинги, судиться, отстаивать свои права, тем больше вероятности возврата средств. Главное,
не молчать.

comments powered by HyperComments